Профессия: неприкасаемый. Почему чиновников не привлекают к ответу за наносимый народу вред

Почему чиновников не привлекают к ответу за наносимый народу вред

Наш чиновник может сидеть на должности вечно. Как Кощей Бессмертный. И не только в теории, но и на практике, разумеется, при отсутствии форс-мажорных обстоятельств.

Таким форс-мажорным обстоятельством может стать необходимость освободить тёплое место для родственника или знакомого вышестоящего начальства.

Но и в этом случае чиновника не увольняют. Его переводят на новый «ответственный» пост. Ниже, или выше, не важно.

Важно, что чиновника не отстраняют от «пункта питания», в ту или иную сторону слегка меняется только его рацион и набор привилегий, в том числе ряд льгот для членов его семьи.

Без люксовой машины наш чиновник – не чиновник (иллюстрация из открытых источников)

Единственной причиной для принудительного увольнения чиновника в современной России может стать только взятка. Как правило, крупная.

И то, лишь в том случае, если «попадос» не случаен, а инициирован коллегами, которые прекрасно знают кто, сколько и как берёт, или сторонними, не менее осведомлёнными и заинтересованными лицами.

Надо добавить, что увольнение за взятку у нас далеко не всегда означает наказание, в том конкретном смысле, в котором наказание понимает обычный человек.

Но и в этом случае чиновника уволить крайне сложно.

Во-первых, для привлечения его к ответственности нужны неопровержимые доказательства, т.е. условно говоря, чиновник должен быть буквально «пойман за руку», желательно с видео- и аудио фиксацией деяния.

Иллюстрация из открытых источников

Во-вторых, у нас вопрос взяткоимства находится настолько в запущенном состоянии, что вместо ужесточения наказания за него, в прошлом году «наверху» додумались предложить законопроект «о нечаянной и вынужденной коррупции».

Помните, наверное, когда взятку во время урагана предлагали не считать взяткой, так как во время урагана отказаться от неё невозможно.

Но самое смешное – Госдума этот законопроект приняла в марте 2021 года в первом чтении. Только после общественного резонанса его притормозили.

Действительно, смешно (иллюстрация из открытых источников)

Мы не знаем, приняли тот закон, или нет, суть не в этом, а в том, что у нас выстроена «железобетонная» бюрократическая система, которая делает чиновников неприкасаемыми.

Если чиновник особо «не высовывается», «пилит» понемногу, не зарывается, то привлечь его к ответственности практически невозможно.

Мы вынужденно сделали такое длинное вступление, чтобы показать, до какой степени абсурда у нас доведён институт чиновничества, который превратился в специфический, фактически закрытый от общества класс людей, пришедших на госслужбу для удовлетворения своих личных целей и амбиций.

И этот абсурд становится абсолютным, когда мы по старой привычке называем «слугами народа» тех, кто к народу практически перестал иметь какое-либо отношение.

Простой народ никак не может влиять на чиновника. Ну, нет у него реальных инструментов.

Народ (иллюстрация из открытых источников)

Попробуйте написать на чиновника жалобу. Попробуйте пожаловаться на ямы на дорогах, на отсутствие освещения на улицах, на наплевательское отношение к оформлению города к 9 мая.

Рассматривать жалобу будут долго и упорно, и то если её признают реальным фактом и реальным злоупотреблением. Юристы советуют прикладывать доказательства – фотографии или документы.

Но как добиться правды, если те, кто рассматривает эти жалобы, вместе с этими же чиновниками парятся в саунах, ездят на рыбалки, и вообще, закадычные друзья.

Интерьер бани «не для всех» (иллюстрация из открытых источников)

Между тем, ямы на дорогах, отсутствие освещения на улицах, наплевательское отношение к оформлению города к 9 мая, это не что иное, как прямой вред, наносимый народу.

Иногда это вред действием, когда у машины, попавшей в яму, отлетает подвеска.

Но чаще всего это вред бездействием. Это вред больше даже не физический, а моральный.

Это унижает, потому что народ содержит этих людей на свои деньги, которых у него и без того не хватает.

Содержит для того, чтобы на улицах был свет, а на дорогах лежал асфальт, который, между прочим, финансируется федеральным центром.

Дороги провинциальных городов весной выглядят именно так (иллюстрация из открытых источников)

Но асфальта нет! Точнее его нет там, где живёт народ. А там, где живёт чиновник, есть всё: и асфальт, и фонари, и полиция по ночам курсирует.

Таким отношением к народу чиновники вынуждают терять нас веру в справедливость, в закон, в будущее семьи, страны, наконец.

Такое отношение разочаровывает. За такое отношение стыдно.

Так почему же, если чиновников в исключительных случаях ещё могут привлечь за взятку, их не привлекают к ответу за наносимый народу вред?

В СССР власть очень оперативно реагировала на жалобы народа. Это факт, который могут подтвердить многие из читателей на своих, или на примерах своих родителей.

Тогда обычно писали «письмо Брежневу», а спущенная уже из Москвы бумага заставляла бегать всю администрацию, вне зависимости, города, или посёлка.

Леонид Ильич Брежнев

По таким «письмам Брежневу» не просто фонари на столбах включали, а в мгновение ока проводили электричество в районы, про которые местные чиновники запамятовали, что там живут люди.

И увольняли, и сажали тогда, на раз-два. Сейчас на раз-два могут только отфутболить гражданина с его претензиями, даже если они тридцать три раза законные.

На повторяемый нами вопрос: Почему чиновников не привлекают к ответу за наносимый народу вред, в 2018 году ответил Владимир Путин на большой пресс-конференции.

«Бюрократия вечна! Победить ее невозможно, но и жить без нее невозможно, надо сказать».

Многие тогда подумали, что он шутит. Оказалось, нет.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
RuNews
Adblock
detector