Обновление гардероба влетит потребителям в копеечку

Уход с российского рынка западных брендов одежды и обуви грозит оголить торговые полки, но дает шанс заработать отечественным производителям. Если только государство окажет отрасли должную поддержку, а потребительский спрос подаст признаки жизни. Что будет происходить с ценами в 2022-м? Как изменится ассортимент одежды и обуви? Ответы на эти вопросы в ходе онлайн-конференции в пресс-центре «RuNews» искали эксперты: директор проекта Fashion Style Russia Анна Шарендо, генеральный директор Российского союза кожевников и обувщиков Александра Андрунакиевич, а также независимый эксперт рынка потребительских товаров Александр Афиногенов.

Эксперты: большинство западных брендов одежды вернется в Россию к Новому году

Фото: Алексей Меринов

— Список западных компаний по производству одежды и обуви, которые временно приостановили взаимодействие с Россией, продолжает расти. Как изменился объем импортируемых товаров?

Шарендо: — На рынке одежды стало больше российских производителей. Но также стали появляться и бренды из стран, которых ранее практически не было на нашем рынке. Активный захват сердец и кошельков отечественных потребителей планируют производители одежды из Бразилии, Перу, Ирана. Китай всё так же с нами. Ну и российские компании понимают, что именно сейчас, грубо говоря, настал их звездный час. Пусть и тяжело, но это все равно время новых возможностей. Они максимально собирают свои ресурсы, ищут меры поддержки и пытаются увеличить производство.

Андрунакиевич: — Рынок обуви на 80% состоит из импорта, 20% — товары нашего производства. Около 60% всех поставок приходится на Китай, 10% обеспечивает Турция, следом идут Вьетнам и Белоруссия. Почему я акцентирую внимание на этой статистике? Потому что, несмотря на то, что западные бренды ушли, основные наши поставщики остались. Производители из Евросоюза составляют лишь порядка 12–18% всей импортной обуви. Основные поставщики — азиатские страны. Производства в принципе ушли в Азию: это общемировая тенденция. В перспективе появятся и новые бренды, и, вероятно, вернутся прежние. Недавно мне прислали кроссовки китайского производства. Очень приличные, цвета российского флага, с надписью на них «Донбасс» вместо Adidas. Очень оригинальный и интересный подход.

Если говорить про российских производителей обуви, то у нас серьезно нарушились логистические цепочки. Синтетика, фурнитура, используемые в нашем производстве, — всё азиатское. Не могу сказать, что это стало катастрофой для производителей. Другой вопрос, что идет снижение потребления. Оно есть, и никуда от этого не деться.

Афиногенов: — Текущая ситуация совсем нерядовая. Многие структуры не знают, как себя вести, что естественно, и перестраховываются. Ретейлеры не исключение. Им пришлось отойти от привычной схемы работы. Сбились все настройки в цепочках поставок, непонятно, что будет с курсом доллара, взаимоотношениями с владельцами брендов, с параллельным импортом и так далее. О каких скидках может идти речь? Сейчас все стараются попридержать товар и посмотреть, что будет дальше, а не продать и выйти в кэш. Понятно, что теперь никто не будет менять сумочку или туфли на новые только потому, что в новом сезоне они перестанут быть модными.

— Насколько для зарубежных брендов важен наш рынок? Ряд экспертов прогнозирует, что 80% тех, кто ушел, все равно вернутся. На это стоит рассчитывать?

Афиногенов: — Их уход — не экономическая история, а политическая. С точки зрения стратегического развития бизнеса — это «членовредительство». Компании вкладывали деньги, «взращивали» российский рынок, формировали лояльность целевой аудитории, мотивировали приобретать именно их товары. Потребители поверили этим торговым маркам: меняли старую одежду на новую этих же брендов. В итоге эти колоссальные усилия были сведены на нет росчерком пера руководителей стран, где эти компании были зарегистрированы. Для зарубежных брендов одежды и обуви важен российский рынок. У некоторых международных компаний от трети до четверти всего оборота приходилось на Россию. Уверен: практически все ушедшие сейчас бренды вернутся к новогодним распродажам.

Шарендо: — Не уверена, что 80% вернется, но то, что наш рынок интересен, — это безусловно. Если брать крупных мировых игроков, то доля России в их общей прибыли была небольшой, но все равно достаточно значимой. Возможно, вернется около 60% от общего числа компаний, покинувших наш рынок. Но если они вернутся, то в другом формате: проведут ребрендинг, изменят название.

Андрунакиевич: — Кто захочет — вернется. Если говорить о качестве отечественной обуви и конкурентоспособности с точки зрения моды и дизайна, то тут у наших производителей всё в порядке. Единственное, нас смущает именно затратная часть. Покупатель голосует кошельком. Люди покупают то, что дешевле. Здесь мы проигрываем заграничным поставщикам. Отечественная обувь дороже китайской, вьетнамской. Правительство должно об этом как-то позаботиться. Если мы сейчас на это не обратим внимание, то наши производители будут работать себе в убыток. Опасность именно в ценовой части, а не в качестве.

— Премьер-министр Мишустин говорил о том, что импортозамещение должно стать основой российской экономики. Местные производители смогут занять освободившуюся нишу?

Шарендо: — Тренд на импортозамещение идет достаточно давно. Это абсолютно нормальная политика государства — развивать внутреннюю отрасль. Если говорить о закупках из других стран и о перестройке логистических связей, то тут возникает вопрос цены: где мы будем брать нужный товар и за какую стоимость.

Андрунакиевич: — По импортозамещению мы вполне хорошо себя чувствуем: по коже можем заменить практически 100%. То, что у нас не производится и что мы ранее покупали в Европе, теперь ищем в Индии, Китае. Варианты есть. Но если говорить о стоимости, то тут производителям надо помочь. Должны быть и дешевые кредиты (которых нет, к сожалению, а бизнесу без них работать очень тяжело), и снижение налоговой нагрузки. Приведу пример с размером налога на добавленную стоимость (НДС). В Китае он составляет 13%, в Турции — 8%, в России — 20%. Ну и как тут побеждать в конкурентной борьбе?! Получается, продукция у нас вполне качественная, но вот только доступна далеко не всем. Прошла Неделя моды в Москве — коллекции замечательные, но тем не менее мы знаем, что такой прекрасной фурнитуры и тканей у нас нет. Импортозамещение — это процесс не на год и не на два. Пока мы не достигнем какого-то серьезного уровня рынка, допустим, 50%, организовывать новые производства по комплектации будет невыгодно. Допустим, будет создано предприятие по производству подошвы. Сразу оно не выйдет на международный рынок и не окупится. Заместить комплектующие быстро мы не сможем. Государству необходимо поставить производителям задачу: изготавливать хотя бы одну пару обуви на одного человека. Если в стране 145 миллионов населения, то мы должны производить хотя бы 150 млн пар в год. Между тем наш максимум, который мы произвели в годы пандемии, — это 120 миллионов. В России действует программа безопасности по продуктам. Так вот, необходимо создать такую же по одежде и обуви для населения.

— Чувствуется ли нехватка сырья? Откуда сейчас везут ткани и фурнитуру?

Андрунакиевич: — Китай — дружественная страна, будем закупать там, как и закупали. Ждать, пока у нас появятся новые производства, — долго и сложно. Конечно, увеличение цены определенное есть. Поскольку товаропотоки пошли более сильные из Китая, стоимость логистики выросла в 3–4 раза.

Шарендо: — Очень тесно по тканям мы работаем с Турцией. Выбор огромный. Да, стало чуть дороже. Знаю, некоторые компании по-прежнему работают на итальянских тканях и находят пути, чтобы все-таки их достать. На стоимости это сказывается сильно: процентов на 20 дороже.

— Потребителей волнует соотношение цена–качество. Оцените его, если говорить о российских брендах.

Шарендо: — Если компания позиционирует себя как производитель качественного продукта, то она может увеличить розничную цену, но только если их покупатель поймет причину такого шага. И если повышение они проведут плавно, грамотно. В результате качество продукции не пострадает, но ценник подрастет. Если компания производит одежду, например, сегмента масс-маркет, то она может пойти по другому пути: сдерживать розничные цены, закупая более дешевые материалы. Тут все зависит от конкретного производителя. Но выбор на рынке будет всегда. Однако я считаю, мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые, одноразовые вещи, с которыми уже после первой стирки придется прощаться.

— Где российские производители отшивают вещи и какое сырье используют?

Шарендо: — Есть те, кто полностью локализовал производство в России. Существуют компании, которые уже несколько лет работают принципиально только на российском сырье. Им сложно, потому что некоторые дизайнерские задумки очень сложно воплотить, но они выкручиваются. Доля таких компаний небольшая. В основном компании размещают производства в Китае, далее следуют Вьетнам, Турция. Знаю примеры тех российских компаний, кто работает в Бразилии по обуви.

Андрунакиевич: — Практически все обувные предприятия у нас работают на российской коже. Импорт составляет не более 14–15%. Если говорить о синтетическом сырье, то оно закупается все-таки за рубежом. Что касается размещения заказов, то нужно пытаться соединить людей. Страна большая, где-то есть мощности, но нет знаний. В другом месте всё наоборот. Отечественные компании хотят иметь свои бренды и производить все сами. Но чтобы российские фирмы насыщали наш рынок своей продукцией, необходимо их мотивировать уходить из малого и среднего бизнеса в крупный. Обеспечить рынок в полной мере смогут лишь достаточно крупные фабрики с правильным контролем качества. Думаю, что все равно мы никуда не уйдем от международной кооперации.

— Летом пуховики и теплая обувь были в 2–3 раза дешевле, сейчас все зимнее очень дорого стоит. Что делать: все равно покупать или дождаться холодных месяцев?

Андрунакиевич: — У потребителей должна быть такая установка: готовь сани летом. Наверное, да, надо закупать сейчас, скидки все равно существуют, несмотря ни на что. В сезон всегда цены поднимаются и зимняя одежда дешевле не станет, к сожалению. Если только производители и ретейлеры не делают скидки в конце сезона, когда надо оставшийся товар распродать.

Шарендо: — Те же пуховики старых коллекций со скидками в продаже есть, нужно просто немножко поискать. Возможно, на пике, когда был сильный взлет курса доллара, кто-то из ритейлеров перестраховался: цены на старые коллекции завысил, скидок не делал. Продавец мог просто испугаться, что к следующему сезону не приедет продукция, логистика не заработает и так далее. Но даже если и так, на нашем рынке всегда можно найти альтернативы. Безусловно, зимние вещи покупать лучше сейчас, чем в сезон. Сколько может стоить пуховик зимой? В среднем на 30% дороже, чем сейчас.

— Что будет с ценами на одежду и обувь в этом году?

Шарендо: — Сложные логистические маршруты дают сильное увеличение себестоимости продукта. Сырье в том же Китае растет в цене, причем уже много лет. Потихоньку-потихоньку, но это все сказывается на розничной стоимости. Цена изменится, безусловно — да, вырастет. Процент не могу сказать, это зависит от компаний. Если навскидку, то процентов на 20 в среднем, наверное. Одежда класса люкс станет дороже за счет того, что ее будет меньше, а достать будет сложнее. Знаю компании, которые работают в этом сегменте. Сейчас они находятся в легкой панике.

Андрунакиевич: — С конца прошлого года кожевенное сырье подорожало в 2 с лишним раза. Если килограмм стоил 40 рублей, то теперь 90 рублей. Что касается химии, то даже отечественная подорожала минимум на 50%. Так, например, одна российская компания, поставляющая химию для подошв, цены увеличивает буквально каждую неделю. Розничные цены, к сожалению, не зависят от производителя. В прошлом году обувь подорожала в среднем на 12,3% — это официальная статистика. Естественно, чтобы продать продукцию, цены резко увеличивать не будут. Поэтому в отрасли такая низкая рентабельность. Производитель ориентируется на продажи, и все будет зависеть от покупательской способности населения, которая пока, к сожалению, падает.

Афиногенов: — По большому счету, ретейлеры всегда стараются сделать ситуацию выгодной для себя. За 30 лет не было случаев, чтобы они снижали цены. Сейчас, как говорится, сам бог велел подзаработать и накопить подкожный жирок. Понятно, что и производители, и продавцы будут делать все возможное, чтобы не уйти в минус. Но это все возможное не должно быть беспредельным и циничным. На государственном уровне будет сделано многое, чтобы сохранить цены в текущем коридоре и не допустить катастрофы. В любом случае раздетыми россияне не останутся, резко стоимость не взлетит.

— Как сэкономить на покупке одежды и обуви в текущих условиях?

Шарендо: — Здесь все логично: перетряхните старый гардероб, наверняка найдете что-то, о чем вы забыли. Приведите вещи в порядок. Последние несколько лет мы окунулись в культуру неразумного потребления: спонтанные траты на не всегда нужные вещи, масштабные покупки впрок. Этот тренд необходимо остановить. Сейчас стоит бережно относиться к тому, что есть в шкафах и на антресолях. Женщинам советую поискать в своем гардеробе черное платье. Пусть его уже на вас видели. Вещь можно дополнить новым аксессуаром, и в итоге наряд будет смотреться совсем иначе. Другой вариант: можно обменяться вещами с подругой.

Андрунакиевич: — Приобретая бюджетную обувь, потребители начинают на самом деле тратить больше: ботинки рвутся, быстро изнашиваются, приходится их ремонтировать. Лучше подкопить денег и купить кожаную обувь, нежели одноразовые дешевые башмаки или туфли с жизненным циклом 1–1,5 месяца. Обувь из кожи при соответствующем уходе прослужит намного дольше.

— Давайте представим улицы наших городов через год. Что изменится с точки зрения одежды на прохожих? Мы увидим меньше ярких цветов, больше потрепанных плащей?

Афиногенов: — С точностью до 99% можно утверждать, что турецкие и китайские бренды будут делать практически такие же модели одежды, как и привычные россиянам марки. Международные производители отшивают свои новые коллекции, закупают ткани, фурнитуру как раз в Китае и Турции. Из этого следует, что там будут знать, что предложить российским потребителям, и по ценам получится дешевле. Внешне улицы наших городов не превратятся в больничные палаты. Все будут одеты ярко, красиво и разнообразно в зависимости от собственного вкуса.

Шарендо: — Работая с коллекциями, в принципе, знаю все тренды будущего года. Яркие цвета там будут, и это хорошо, учитывая, что жизнь у нас максимально интересная. Яркие краски нужны нам как никогда. Предположу, что мы будем узнавать одежду наших дизайнеров на случайных прохожих. Я бы хотела, чтобы мы чаще носили наши российские бренды и гордились этим.

Андрунакиевич: — Могу сказать, что сохранится спортивный стиль. И так как в нашей стране суровый климат, мы не можем ходить тускло, ненарядно. Будем делать себе праздник даже в тяжелые будни.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
RuNews
Adblock
detector