“Ежики в тумане”. Как петрозаводчанин воюет с асфальтовыми заводами

Жители окраины Петрозаводска дышат отходами производства, а чиновники шлют километры отписок

Текст: Георгий Чентемиров

 

— Опять дымком запахло! — говорит девочка, играющая на детской площадке на улице Станция Онежская.

— Да, дымовуха, — соглашается пацан, забравшийся на верхушку игрового комплекса.

В паре сотен метров от площадки работает асфальтовый завод — один из четырех расположенных в этом районе. По кронам деревьев стелется едва заметная дымка. Запах, однако, не заметить трудно.

— Воняет очень сильно, когда домой приезжаем, — отвечает на вопрос журналиста девочка Варя. — В квартирах не особо, но на улице запах. Не то что бы каждый день… Примерно через день. 

 

Дым от заводов напоминает запах горячего асфальта: химический, резкий. Впервые приехавшему сюда человеку запах поначалу не кажется слишком сильным и назойливым, однако спустя двадцать-тридцать минут он начинает доставлять проблемы. Во рту появляется неприятный привкус, начинаешь покашливать. Возможно, это с непривычки, но кому же захочется к такому привыкать?

Местный житель Илья Крот объясняет: в квартирах действительно не пахнет при закрытых окнах, а при открытых — очень даже. Летом, по понятным причинам, приходится проветривать часто, что для жителей станции превращается в большую проблему.

— Эти вещества на организм здесь и сейчас вроде бы не влияют, но в перспективе — кто знает, чем это обернется? — рассуждает горожанин.

 

Илья Крот, который собирал информацию об этой территории, утверждает, что люди здесь жили задолго до появления и заводов, и даже железнодорожной станции. Проблем у микрорайона и так хватает: плохое уличное освещение, отсутствие общественного транспорта, магазинов и аптек. С некоторых пор добавились асфальтовые заводы.

Жалобы на выбросы с предприятий поступают уже давно. Еще в 2018 году местные жители рассказали о том, как задыхаются из-за едкого запаха и пыли. Поднять шум попытались и в 2020 году. Однако к значимым результатам это не привело.

Илья Крот предоставил редакции “ПТЗ говорит” переписку с надзорными ведомствами, которую он вел по данному вопросу. Главный адресат — Роспотребнадзор, отвечающий за санитарное благополучие людей. Ведомство неоднократно проводило проверки в микрорайоне, но в большинстве случаев никаких нарушений не выявлялось.

“Осмотром установлено, что территория ООО “Карельская битумная компания” ограждена, не является общедоступной. Какие-либо признаки деятельности, подтверждающие загрязнение атмосферного воздуха, отсутствуют. Основания для принятия мер по вашему обращению отсутствуют. Ранее компании было выдано предостережение о недопустимости нарушения обязательных требований. Представители предприятия возразили, что требований санитарного законодательства не нарушают и выполняют все мероприятия по защите атмосферного воздуха…» Вот так выглядит один из типичных ответов.

 

Самый “роскошный” документ прислал региональный Госкомитет по ГО и ЧС:

“Просто говорить о выбросе загрязняющих веществ из трубы в конкретное время в рамках негативного влияния на атмосферный воздух некорректно. Для целей охраны атмосферного воздуха важно максимальное разовое попадание загрязняющих веществ в воздух от полной максимальной нагрузки оборудования и валовые выбросы в атмосферный воздух загрязняющих веществ”.

Иными словами, если вас, граждане, травят по чуть-чуть — это ничего страшного.

Лишь единственный раз, в октябре 2020 года, эксперты выявили превышение предельно допустимых концентраций по взвешенным веществ. Но при повторных проверках нарушения не зафиксировали (ну разумеется, заводы ведь работают не круглые сутки и даже не каждый день!) А значит, никаких оснований для возбуждения административного дела нет.

В проведении внеплановых проверок Кроту тоже отказали. Оказывается, для их инициации заявитель сам (!) должен был предоставить документально подтвержденные сведения, указывающие на конкретные факты нарушений санитарных норм (например, лабораторно-инструментальные исследования). Дыма и жалоб жителей — недостаточно.

 

— Вы посмотрите, что творится! — говорит местная жительница Наталья, указывая на сизую дымку, накрывшую  район. — Сейчас один завод работает, а когда их несколько одновременно запускают? Представьте, когда жара, и когда этот смог стоит… Мы сюда переехали в 2014 году, белье сушили на веревках. А сейчас боимся и вывесить лишний раз. Ребенку у меня шесть лет, постоянно бронхитами мучается.

«Машину мыть не успеваешь. Поставь чистую машину, через сутки она вся в пыльных разводах, даже если никуда не ездить. Окна тоже мыть толку нет.  Ну и воняет, конечно»,

— жалуется пенсионер Борис Нефедов.

 

Его соседка Ирина Георгиевна показывает уличные столы на веранде, покрытые слоем серой, почти черной пыли. Она оседает всюду — на деревьях, на посадках и, конечно же, в легких. Сейчас у Ирины Георгиевны дома четырехлетний внук. Она не может вывести его на прогулку именно из-за смога.

В нескольких десятках метров, за забором, территория завода. Из-за забора видны горы щебня. Когда его выгружали из вагонов, вспоминает Ирина Георгиевна, находиться на улице было физически невозможно: пыль несколько дней окутывала всё. Пенсионерка показывает ванну на улице. Жидкость в ней почти черная, хотя наполняли ее обычной водопроводной водой. Женщина говорит, что раньше сюда приезжали внуки, и она могла их в этой ванне купать, но сейчас это невозможно.

— Выходишь из дома — как ежик в тумане. Так и живем. Пошла недавно на предприятие: ничего, говорю, вам не мешает? Они отвечают: “Нет, не мешает. А вам?” А нам, говорю, мешает. Мы вообще-то жить хотим. Тогда он говорит: “У меня вредное производство, и за эти выбросы я плачу”.

 

Самый очевидный способ решить проблему — уехать. Но как? Продать квартиру тяжело (Кто же захочет здесь жить?). В ряде ответов Илье Кроту сообщалось, что, согласно правилам землепользования и застройки Петрозаводска, его многоквартирный жилой дом находится в производственной зоне. Логично предположить, что людей в этом случае отсюда надо бы переселять. Однако сделать это, полагают в мэрии, можно лишь одним способом: через программу расселения аварийного фонда. Не все здешние дома под эту программу подпадают.

— Надо вывезти отсюда людей! — настаивает мужчина. — Здесь сорок квартир, я подсчитал. И пусть развивают эту территорию как промышленную. Я читал, что технопарк в Петрозаводске строят за 500 миллионов; могли бы эти деньги сюда потратить!

В одном из документов, переданных редакции, говорится следующее. В 2021 году Администрация направляла обращения в Министерство экономического развития с предложением рекомендовать инвесторам для строительства промышленных объектов данную территорию с последующим расселением. И что же?

“Информация о заинтересованных в освоении территории инвесторах не поступала”.

Похоже, люди и дальше будут жить посреди промзоны, предоставленные самим себе, без инфраструктуры и общественного транспорта, зато — с активно работающими асфальтовыми заводами в десятках метров от окон.

Хорошие дороги городу нужны, кто бы спорил. А вот здоровье людей — вопрос вторичный.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
RuNews
Adblock
detector