Экс-министр поведал, как «раскачивали смету» при возведении аэропорта

Алексей Кайдалов утверждает, что не виновен, и просит суд его оправдать

Текст и фото: Антонина Кябелева 

26 сентября 2022 года в Петрозаводском городском суде продолжилось рассмотрение уголовного дела, возбужденного в отношении бывшего министра по дорожному хозяйству, транспорту и связи Карелии Алексея Кайдалова. Его обвиняют в получении взяток, совершенном группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере (ч.6 ст. 290 УК РФ). Процесс продолжается около года и приближается к завершению.

Гособвинитель Юлия Железова посчитала доказанными оба эпизода получения взяток и просила назначить бывшему министру суровое наказание – семнадцать лет и шесть месяцев лишения свободы в колонии строгого режима. Кайдалов по-прежнему настаивает на своей невиновности.

26 сентября он выступил в прениях и подробно изложил свою позицию, акцентировав внимание суда на противоречиях, которые он увидел в позиции гособвинения. То, о чем рассказывал Кайдалов, было интересно не только с точки зрения конкретного уголовного процесса. Его рассказ проливает свет на процедуру «освоения» бюджетных средств при строительстве крупных объектов в Карелии.

Обвинение во многом строится на показаниях бывшего заместителя генерального директора аэропорта «Петрозаводск» Игоря Волчека, который вместе с Кайдаловым был задержан при передаче взятки в 350 тысяч рублей в торговом центре «Тетрис» в Петрозаводске в феврале 2020 года. Волчек признал свою вину, подписал досудебное соглашение о сотрудничестве, судебный процесс проходил в особом порядке. Бывшему заместителю директора аэропорта был вынесен обвинительный приговор в виде четырех лет реального лишения свободы. Кайдалов утверждает, что Волчек его оговорил.

 

Закономерно возникает вопрос, зачем? Бывший министр рассказал об эпизоде, который к данному процессу не имеет отношения. Волчек руководил ремонтом кровли аэропорта, который осуществляла подрядная организация ООО «Альф-Строй».

«Были просто уворованы средства у аэропорта в процессе производства работ. Ровно та же схематика, по всей видимости, «раскачивания сметы»,

— сказал подсудимый.

По версии Алексея Кайдалова, в процессе расследования этого эпизода эксперт пришел к выводу, что смета была серьезно завышена. Судя по цифрам, которые привел бывший министр, чуть ли не в 10 раз. Кайдалов считает, что Волчек, который полгода не признавал вину, согласился подписать явку с повинной по эпизодам, которые были связаны с экс-министром, если следователи «закроют глаза» на эпизод с ремонтом кровли. После явки с повинной, заметил Кайдалов, следствие пришло к выводу, что причастность Игоря Волчека к эпизоду с кровлей «не нашла своего подтверждения». Другими словами, Кайдалов считает, что Волчек пошел на компромисс: эпизод с кровлей был «забыт» в обмен на признания, связанные с обвинениями министра во взяточничестве.

В выступлении бывшего руководителя минтранса не раз звучало словочетание «раскачивание сметы». В 2019 году возникла необходимость строительства площадки для спецтехники. Контракт был заключен на 11 миллионов рублей со строительной компанией «Петроград», которой руководил Сергей Фурсов. Судя по показаниям бывших коллег министра, Кайдалов проявил заинтересованность в заключении контракта «на максимальную сумму».   

 

Подсудимый рассказал, что изначально сумма, необходимая для строительства площадки, была определена в размере 5 миллионов рублей. Огромную разницу между плановой суммой в 5 миллионов рублей и цифрой в контракте в 11 миллионов рублей экс-министр объяснил тем, что первоначально предполагалось сделать площадку с использованием «бэушных» аэродромных плит, которые находились в воинской части. Но предварительные договоренности с военными о безвозмездной передаче плит по какой-то причине не привели к желаемому результату.

«В процессе этой долгой процедуры по выделению финансов выяснилось, что этих плит военные не дадут»,

— сказал подсудимый.

Резкое удорожание работ он пытался объяснить еще и тем, что все это происходило в конце года, и возводить площадку нужно было в зимнее время, что, естественно, дороже.

«Безусловно, это уже должно было стоить не 5 миллионов, как предполагалось ранее, а гораздо больше»,

— заметил подсудимый.

Алексей Кайдалов признался, что реальные расчеты его «не волновали», он ими «не занимался» и «не отслеживал». Он настаивал, что его задачей было найти необходимые средства и добиться возведения спецплощадки. Ответственность за то, что сумма контракта была завышена, он возложил на руководство аэропорта в целом, и Волчека в частности.

«Но только в этот момент, есть нюансик, господин Волчек решил раскачать эту смету»,

— сказал Кайдалов.

 

У обвиняемого возникло много вопросов, связанных с его задержанием. По версии следствия, взятка в 350 тысяч рублей, которую Игорь Волчек передал Кайдалову в туалете фуд-корта торгового центра «Тетрис», была наградой за содействие в строительстве спецплощадки. В этом эпизоде, действительно, есть много неясного.

Деньги в сумме 800 тысяч рублей привез в Петрозаводск Фурсов и передал их Игорю Волчеку. Дверные ручки, пульт от телевизора и выключатели номера, где остановился Фурсов, был обработаны специальным химическим веществом, которое оставляет след при соприкосновении с ним и от которого крайне трудно избавиться. Специалист карельского УФСБ рассказывал, что удалить препарат с рук можно, если их мыть в течение двух дней, а с одежды после двукратной химической чистки.

Деньги Фурсов передал Волчеку в его квартире. Есть видеозапись передачи средств. Волчек купюры пересчитал. Логично было бы предположить, что следы должны были остаться на большинстве купюр. Интересно, что «химический след» остался только на тех 350 тысячах рублей, которые оказались в кармане министерской дубленки.

Кайдалов обратил внимание суда, что 440 тысяч рублей, обнаруженные в квартире Волчека, не имели следов спецсредства: «Как же так могло произойти, когда из видеосъемки в квартире Волчека при передаче денег ему от Фурсова было четко видно, что это была одна единая пачка, которая принесена была Фурсовым после того, как он явился из номера в гостинице «Карелия», тщательно обработанного сотрудниками Федеральной службы безопасности тем же препаратом «Тушь-7». После этого видно на съемке с квартиры Волчека, как он добросовестно прямо-таки каждую купюру соответственно сминает и пересчитывает, разделив их на две пачки эту одну единую пачку. То есть он теми руками, которыми он здоровался с тем же Фурсовым во время разговора при встрече, он же пересчитывал неоднократно эти деньги… В итоге в половине денег, которые в Тетрисе и которые, вот тут незадача, обнаружены в моем кармане, они имеют следы, причем очень густо покрыты буквально каждая купюра этой «Тушью-7», а на 440 тысячах не обнаружено ничего».

Странно и то, что руки Алексея Кайдалова тоже оказались чистыми, хотя они с Волчеком при встрече в «Тетрисе» обменялись рукопожатием, что зафиксировано на видеозаписи. Эти моменты, действительно, остались загадкой.

 

С другой стороны, в кармане дубленки подсудимого деньги были, и объяснить их происхождение Алексей Кайдалов не может:

«Я абсолютно не знаю и не понимаю, каким образом в моем кармане дубленки оказались эти средства денежные в размере 350 тысяч рублей, завернутые в этот электронный билет гражданина Волчека».

Кайдалов рассказал, что первоначально Игорь Волчек говорил, что «сделал министру сюрприз», а потом изменил показания.

«В связи с моей абсолютной уверенностью в невиновности, я прошу суд оправдать меня по обоим эпизодам обвинения в виду моей непричастности к тем действиям, которые были мне вменены следствием и обвинением», — завершил выступление Алексей Кайдалов.

Перед вынесением приговора судье Александру Меркову еще предстоит выслушать позицию адвокатов и дать возможность выступить Алексею Кайдалову с последним словом.

Но отвлечемся от того, какое будущее ждет бывшего министра. То, что он рассказал в суде, поражает даже не масштабами «раскачивания сметы», а той обыденностью, которая окружает эту «процедуру». Слушая выступление Кайдалова, было сложно отделаться от ощущения, что в Карелии фактически отсутствует строгий контроль за тем, как расходуются бюджетные средства, и какие сметы «рисуют» для возведения социально значимых объектов. На это намекал и сам подсудимый, упрекая других в отсутствии бдительности и задавая риторический вопрос, каким образом в Карелии проводятся конкурсы. Мне кажется, что «раскачивание сметы» давно превратилось в обычную практику, и уголовными делами с ней не справиться.

Подписывайтесь на «RuNews» в «Гугл Новости» и на наш канал в «Телеграм».

RuNews
Adblock
detector